Эксперт: слабый рубль помог малым и средним экспортёрам

15.12.2016
Описание

Валютная выручка в кризис – самый хороший мотиватор для развития экспорта. О том, как сейчас обстоят дела с экспортной деятельностью у малого и среднего бизнеса в России, рассказал исполнительный директор Ассоциации малых и средних экспортёров Юрий Шурыгин.

– Насколько «урожайным» оказался 2016 год для малых и средних предпринимателей в плане экспорта? Смогли ли они увеличить поставки?

– Интерес к экспорту растёт, и, как мы видим, со стороны малых и средних предприятий (и даже микропредприятий) рост носит взрывной характер. Возможности, которые сейчас открываются перед бизнесом, очень хорошие и интересные.

Но точный учёт статистики по экспорту малого и среднего бизнеса в России никогда не вёлся. Есть только приблизительные оценочные цифры. Так, свою оценку давал МСП Банк – 0,3% от общего экспорта страны в стоимостном выражении по итогам 2014 года, а также ФТС России – 6% по итогам 2015 года. Но обе эти статистики не учитывают поставки в страны Евразийского экономического союза, а также экспорт услуг (к примеру, логистических и финансовых, которые оказывают российские компании), деловой туризм и многое другое.

Возможно, детализированная статистика по товарам появится в следующем году. Ранее был создан реестр малых и средних компаний, мы рассчитываем, что в феврале-марте 2017 года ФТС России опубликует свежие данные по итогам экспортной деятельности малых и средних экспортёров за 2016 год.

– Что и куда возили в этом году? Какие позиции и направления наиболее востребованные?

– За рубежом пользуется хорошим спросом вся наша качественная промышленная и высокотехнологичная продукция: различные научные приборы, станки, оборудование и так далее. Хорошо идёт российская мебель, строительные материалы. В некоторых странах традицонно высокий спрос на наши стройматериалы, теперь ещё появляются европейские заказчики: за счёт курсовой разницы российские строительные материалы на рынках Европы стали более конкурентоспособными. Также в странах ЕС хорошо покупают продукцию нашего приборостроения. Например, российская компания из Калининграда, которая делает мототехнику для охотников и рыбаков, в условиях санкций смогла выйти на рынки Северной Америки, Канады и Европы. Правда, для этого им пришлось открыть представительство компании на территории США.

Сложнее с товарами народного потребления и продуктами питания. Сложности именно для малых и средних предпринимателей. Для того, чтобы продвигать продукты питания – если речь не о сельхозпродукции, а о готовых продуктах – нужен хороший рекламный бюджет, а он у малых и средних компаний не всегда есть.

Если говорим о продукции высокотехнологичной, то география поставок – весь мир. Если речь о товарах народного потребления, то в основном поставки осуществляются  в рамках приграничного сотрудничества. К примеру, с Дальнего Востока продукция идёт в Китай, из Северо-Западного региона – Санкт-Петербурга, Пскова, Калининграда – в Европу, страны Балтии.

– Какие проблемы есть у экспортёров МСП?

– Основная сложность заключается в том, что экспортная деятельность не предполагает быстрого результата. Если компания принимает решение заниматься экспортом, первые партии могут пойти через шесть-девять месяцев, а то и год. Очень важно, чтобы руководство предприятия это понимало и воспринимало экспортную деятельность не как возможность быстро заработать (потому что это не получится), а видело в экспорте долгосрочные стратегические интересы компании.

– Почему требуется так много времени?

– Прежде чем начать экспортировать, нужно выстроить целую систему. Если, к примеру, речь идёт об экспорте промышленной продукции, нужно обеспечить сервисное обслуживание продукции за рубежом – техническое обслуживание, консультации, обучение специалистов на местах и так далее – на это нужно время. Необходимо время на получение сертификатов. По медицинскому оборудованию, по фармпрепартам это может занять несколько лет. Для того, чтобы найти зарубежных партнёров, выстроить с ними отношения, тоже уходит время. В ряде случаев также будет необходимо адаптировать свою продукцию под конкретный рынок. Отсутствие коробочных банковских и страховых продуктов, заточенных под экспортёров, тоже оказывает негативное влияние на сроки.

– Какие проблемы у экспортёров со страхованием и банками?

– Если компании хотят получить страховое покрытие, допустим, застраховать свои риски, и для этого обращаются в ЭКСАР – специализированную дочернюю компанию «Российского экспортного центра» – то сроки рассмотрения заявок занимают несколько месяцев (от двух). Это очень большие сроки, и компании теряют потенциальных зарубежных партнёров. Если бы были какие-то простые продукты, это было бы существенным подспорьем для экспортёров. Причём, как страховые, так и банковские.

Сейчас, к примеру, стоимость страховых продуктов колеблется от 0,02 до 5% – пусть будет больше процент, главное – чтобы сроки сокращались. Это было бы очень востребовано малыми и средними экспортёрами.

Брать кредиты под финансирование экспортной деятельности тоже сложно. Есть специализированные банки, но они больше ориентированы на работу с крупным бизнесом (им так проще и выгоднее работать), а не с малыми и средними экспортёрами.

Экспортёры МСП, к сожалению, с точки зрения банковских и страховых продуктов, не очень интересны большинству банков. Хотя сейчас некоторые банки пересмотрели свою концепцию и хотят пойти навстречу. Полагаем, что это случится уже в первом квартале 2017 года.

Как отразился кризис в целом на экспорте малых и средних предприятий?

– Кризис для малого бизнеса не связан с ослаблением рубля. Кризис связан с отсутствием финансовых ресурсов для компаний и невозможностью получения длинных денег и кредитов.

– То, что рубль ослаб, это, наоборот, положительный фактор для большинства экспортёров, так как это только создаёт дополнительные возможности, потому что расходная часть снижается. А вот отсутствие возможностей и сложности в привлечения финансирования – это очень сильно бьёт по нашим экспортёрам.

– Почему для них слабый рубль – это хорошо?

– Появилась возможность получить хорошую валютную выручку, что является одним из сильных мотивирующих факторов для собственников предприятий, решивших начать развивать экспортное направление.

Если основная часть расходов у предприятия в рублях, а выручка – в валюте, то это создаёт возможность дополнительно получать прибыль, и это, конечно, владельцам предприятий интересно, особенно собственникам малых и микропредприятий.

А вот среднему бизнесу очень интересна возможность диверсификации рисков. Как только компания начинает экспортировать не на один-два рынка, а сразу на несколько, её финансовое положение становится более устойчивым, стоимость компании возрастает на 20-30%, что очень существенно.

– Выиграли ли мы от снижения цен на российские продукты благодаря ослаблению рубля?

– Всё зависит от продукции: по каким-то позициям имеет значение только цена, всё остальное вторично, где-то приоритетно качество продукции, где-то – хорошая репутация.

К примеру, наша продукция арматуростроения хорошо известна и сейчас пользуется большим спросом как качественная продукция, и это наше конкурентное преимущество по сравнению с более дешёвой – китайской. Многие зарубежные компании столкнулись с проблемой некачественной арматуры из КНР, сейчас ищут альтернативу, и российская продукция, которая существенно дешевле американских или канадских аналогов, а по качеству сопоставима, имеет хорошие перспективы.

– С какими проблемами ещё сталкиваются малые и средние экспортёры?

– С отсутствием кадров. В России никто не готовит экспорт-менеджеров. Есть множество вузов, которые готовят первоклассных специалистов по логистике, по таможенному оформлению, по международной торговле, но именно практиков-менеджеров – нет.

– А как обстоят дела с господдержкой? Какие меры были бы эффективными?

– Система господдержки в России молодая. Пока ещё не до конца проработаны и созданы все механизмы и инструменты поддержки, которые востребованы экспортёрами. Из того, что нам представляется наиболее эффективным в разрезе экспортёров МСП – это работа региональных центров поддержки экспорта. Эффективность федеральных структур оценить сложно, потому что они работают удалённо, в отличие от региональных, которые помогают решить проблемы экспортёров на местах. Уже сейчас такие центры проводят в регионах образовательные мероприятия, предоставляют маркетинговые услуги, организуют B2B-миссии, помогают находить деловых партнёров: зарубежных дилеров, дистрибьютеров, заказчиков. И всё это для МСП бесплатно. 

Действующие экспортёры малого и среднего бизнеса – это «золотой фонд» российских предпринимателей. Это компании, которые в отсутствии какой-либо поддержки государства, самостоятельно смогли выйти на внешние рынки, самостоятельно туда пробиться. Это очень эффективные предприятия.

И поэтому хотелось бы, чтобы государство больше обращало внимание на их опыт, их практику работы, на то, как они вышли на рынки, какие использовали приёмы и механизмы выхода. Для нас накопленный практический опыт компаний-экспортёров МСП – высшая ценность.

Источник: ПРОВЭД.РФ